«Крысы» Джанкойского интерната

Новость в соцсетях
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

помощь сиротамГерман Пятов, основатель волонтерского движения «Мурзики», которая уже больше десяти лет помогает детям, оставшимся без родителей, в конце августа этого года совершил поездку в Крым по сиротским учреждениям.

О своих впечатлениях волонтер рассказал на страницах «Комсомольской правды»  в статье — «А сироты кричали: «Крысы, крысы!», фрагмент которой, касающийся Джанкоя, «Ворота Крыма» приводят ниже.

«Просто ехать туда, как на экскурсию, чтобы «посмотреть», это как то не по-русски, — пишет Герман, — поэтому я прихватил с собой 700 кг (три кубометра) обуви и канцтоваров.»

Неприятное впечатление на волонтера произвела Джанкойская школа-интернат.

«В Джанкое возник конфликт между воспитанниками и исполняющим обязанности директора. Этот интернат был последней точкой на маршруте длиной около 350 км. Время было вечернее, пятница. Мы выгрузили обувь в кабинет и.о. директора и ждали, когда придет человек, который оформит приёмку.

Несколько воспитанников тусовались рядом с машиной и интересовались, что мы привезли. Когда узнали, что кроссовки, тут же сказали, что им их не выдадут, или выдадут только часть, через несколько лет. Я их пытался разубедить, предложил устроить примерку, чтоб каждый написал на свое паре свою фамилию, как это делали в других детдомах.

Мы всюду так стараемся делать, если раздаем непосредственно в интернате или детском доме — это дополнительная гарантия, что дойдет до детей.

Когда пришел и.о. директора (зам по АХЧ) с печатью, я ему объяснил ситуацию, предложил устроить примерку. Он стал всячески отнекиваться. Сказал примерно так: «они наденут и потом не снимут, а в кроссовках убегут». Тут эти ребята зашли в его кабинет — тоже стали требовать, чтоб им выдали кроссовки. Но он ни в какую!

Пацаны стали кричать: «крысы, крысы!» Зам сказал, что они выдадут 1-го сентября, торжественно, на линейке. Я ему пообещал, что приеду лично, и проверю.

Вообще-то, строго говоря, мы не можем навязывать администрации сиротского учреждения порядок выдачи того, что мы привезли. По закону всё оформляется актом приёма-передачи, и принимается на склад. Бухгалтерия должна всё принять на баланс учреждения, после чего внутренними актами оформляется выдача полученной благотворительной помощи (в данном случае — обуви) воспитанникам. Однако все нормальные директора понимают, что мы можем помогать, а можем и не помогать. И если они заинтересованы в нашей помощи, то нужен разумный компромисс. Поэтому обычно никаких проблем с примеркой обуви или одежды сиротами не возникает.

В Джанкойском же интернате отказ устроить примерку был не единственной странностью. Во-первых, этот зам по АХЧ, Виталий Алексеевич Кононов, изначально в заявке указал 120 пар кроссовок, хотя детей в интернате всего 44 человека, из них сирот — только 32.

Потом, когда мы уже приехали с обувью, он почти час нас заставил ждать, когда принесут печать. И сделал «удивлённое лицо», узнав, что «оказывается, нужно оформлять документы по приёму-передаче». Можно подумать, заместитель директора интерната по АХЧ не знает, как оформляется приёмка товарно-материальных ценностей!

Было сильное ощущение, что В.А. Кононов надеялся, что мы уедем без оформления документов.

Когда я первый раз с ним созванивался, он проговорился, что они как раз собирались закупать обувь на государственные деньги.

То есть привезенные нами кроссовки, сандалии и мокасины даже умыкать на сторону не нужно — достаточно оформить, как купленные на средства бюджета.

Приезжать в Джанкойский интернат еще раз у меня не было возможности — нас ждали еще четыре интерната. Хотелось, чтобы крымские сироты получили новую обувку к 1-му сентября. Мы бы просто физически не успели всюду. Но то, что мы туда не приехали, как обещали, вовсе не значит, что мы пустили все это на самотек и смирились с неопределенностью дальнейшей судьбы нашей помощи.

Всю эту историю я изложил в письме начальнику отдела детских учреждений управления по защите прав детей, входящего в состав Министерства образования Республики Крым, Елене Олеговне Санталовой. Ответа пока что не получил – наверное, письмо моё попало в спам. Мои письма только в Кремль хорошо доходят, а как в министерство пишу – так всё время в спам попадают.

Справедливости ради нужно сказать, что досадное происшествие в Джанкойском интернате не характеризует все сиротские учреждения Крыма. Есть немало и позитива», — пишет автор на страницах «Комсомольской правды».

Читайте также:

комментариев 148

  1. Аноним:

    а что нового? что было? что будет? чем сердце успокоится? тишина……. и главные герои статьи притихли. правильно, главное, промолчать. а там всё само рассосется и продолжите свою незаменимую деятельность.( тут я заговорчески подмигиваю)

    • Аноним:

      Так я это на второй день понял! Постучали по кнопкам, потрындели, почитали и … все! Те же при должностях, при финансировании, «герои» геройствуют и т.д. т т. п.. Такая у нас система общественных отношений. Никто никому не нужен!
      Должностной «словесный понос» и слепота и глухота имеющих реальные рычаги воздействия на ситуацию явление постоянное.
      Так и живем всю жизнь, принюхиваясь к «испражнениям» и с надеждой заглядывая в белые глаза слепоглухих.

  2. Аноним:

    так хочется работничкам интерната передать привет и процитировать для главы синдиката фразу из фильма за двумя зайцами-«Я устретила тетку Секлету, так она просила передать вам, Проня Прокоповна что вы …. падлюка»