Предпринимательское мышление — секрет успеха в бизнесе

Новость в соцсетях
  • 3
  •  
  •  
  •  
Руководитель Группы компаний «8 МАРТА» Михаил Кравченко

Михаил Кравченко

Михаил Кравченко, владелец мебельной компании «8 МАРТА» с оборотом $200 млн., считает, что для успеха достаточно одного – думать, как предприниматель.

Он считает, что секрет успеха в бизнесе в том, чтобы учиться видеть в вещах и ситуациях что-то большее, чем поначалу подсказывает тебе мозг, и выходить за пределы привычного.

Представьте, ваш самолет попал в аварию, но вы катапультировались и оказались в джунглях. В кармане только чайная ложка. Есть люди, которые бы забыли про нее или сразу бы выкинули. Где тут сахар в чае мешать? Есть люди, которые бы ее сохранили, но очень редко ей пользовались бы. Копали бы что-нибудь, например.

Все потому, что мозг ленится и видит в ней только ложку. А это не ложка – это предмет со множеством функций. Если заострить его ручку – получится копье. Из него можно сделать блесну и ловить рыбу, сделав леску из волос. Только перед этим нужно еще и додуматься, что ложка будет блестеть под водой только если ее закоптить. Это и есть предпринимательское мышление. Как оно работает, Михаил рассказал в статье Ложка в джунглях.

У меня есть восемь патентов на механизмы раскладывания диванов. Фабрика «8 марта» первой стала выпускать, например, диваны еврокнижка. Правда, истории изобретения этих механизмов – скучные. Дело в том, что обычно человеческий ум пользуется знаниями, которые необходимы для выживания. Их можно представить в виде круга. А все новые возможности лежат за пределами этого круга, куда ум добровольно не идет.

В те времена, когда больших мебельных магазинов не было – мебельный центр «Гранд» только строился – производители ныли, что продавцы плохо торгуют, не знают товара, не могут ничего объяснить покупателю. Я знал, и все знали, что если продавца поставить своего – обученного – то диваны станут продаваться лучше.

Тогда я спросил у владельца магазина: «Ты продаж больше хочешь?» Он говорит: «Хочу!» Я говорю: «Поставлю своего продавца – будут больше продажи». Он отвечает: «Ну не-е-ет». Я понял: вслух он этого не произносит, но думает вот что. Во-первых, ему не хочется, чтобы засланный казачок был в магазине. Во-вторых, он переживает, что я буду знать: продал он диван или еще нет. Тогда не получится крутить мои деньги в обороте. В-третьих, он боится, что мой продавец будет давать покупателям скидку и отправлять на фабрику.

В следующий раз я разговаривал с владельцем магазина покрупнее. Говорю ему: «Нашу мебель тебе не поставлю!» Он удивился, а я продолжаю: «У тебя продавцы предлагают только те диваны, что есть в наличии и на складе – две расцветки каждой модели: больше не поставишь. А их сотни и даже тысячи». Я предложил поставить своих продавцов с образцами ткани, которые будут принимать заказы и гарантировал, что с квадратного метра он будет получать вдвое больше.

Все три негативных фактора, о которых он мог подумать, я сразу перечислил. «Сереж, я этой хренью вряд ли стану заниматься, ведь если мои продавцы будут тянуть деньги из твоего магазина, то через месяц-другой это выяснится, и ты со мной разговаривать не будешь». (У продавцов был соблазн играть в подобные игрушки, чтобы получить процент, но таких я пообещал отстреливать.) Он сказал: «Хорошо, в первом магазине я этого делать не буду, но у меня открывается второй, давай в нем попробуем».

И тут приключился случай. Владелец другого мебельного магазина решил на оборотные средства открыть автосалон и торговать автомобилями Skoda. Ему хотелось быть больше и казалось, что в другом месте трава зеленее. Все мы попадались на это, так или иначе, и некоторые даже заканчивали в тюрьме и в бегах. Этот предприниматель попал в историю: высокий сезон продаж прошел, и он оказался должен всем вокруг, в том числе и мне. Другие мебельщики приезжали к нему с бандитами из подворотни и грозили паяльником. Я предложил идею.

Поставил в его магазин своего продавца. Владелец магазина экономил на зарплате своему продавцу, при этом прибыль с моих диванов уходила в равной пропорции на погашение долга передо мной и на то, чтобы он рассчитывался с остальными. Наш продавец стал продавать втрое больше. Теперь это стандарт отрасли – в мебельных магазинах нет своих продавцов.

Читайте также: