За кого же придется отвечать подростку, обвиненному в убийстве жительницы Азовского?

Новость в соцсетях
  • 2
  •  
  •  
  •  

1

Сограждане давно уже заметили, что милицейские действия в расследовании преступлений далеко не всегда носят профессиональный характер. Особенно сложно с поисками улик, вещдоков и свидетелей в отдаленных районах Крыма, где все друг друга знают. Именно там случается, что либо все что-то скрывают, либо все что-то утверждают. Вот и в данном деле за уши притягивается обвинение подростка и не менее явно скрывается имя возможного участника преступления.

Все смешалось

В поселке Азовское Джанкойского района в первых числах ноября прошлого года была убита местная пенсионрека, 75 лет, которую спустя пару дней после убийства обнаружил ее зять в луже крови. У старушки была разбита голова, а из дома пропали тысяча гривен пенсии и старенькая мобила. Выехавшая на место преступления опергруппа тут же задержала по подозрению в совершении преступления около десятка местных жителей, которых и стали допрашивать с пристрастием. В результате операм «повезло» — во время опроса «поплыли» два человека: 14-летний подросток Сергей Л. и 19-летний его родственник Юрий И. В том, что они оказались среди подозреваемых, ничего удивительного нет — оба уже были судимы, и если Юрию уже дали за кражу три года с отсрочкой приговора, то Сергей только ожидал на тот момент приговора, также за кражу, и вроде как искал деньги на услуги адвоката.

Четырнадцатилетний подросток рассказал, что якобы в тот злополучный день он встретился с Андреем Домбровским, и тот ему вроде как сказал, что знает, где живет одинокая старушка, у которой неплохая пенсия (для Азовского 1000 гривен — это существенная сумма). Далее оба участника убийства старушки давали абсолютно разные показания, но оба усиленно пытались привязать Андрея к преступлению. Младший рассказал, что встретился с подельниками (Юрием И. и Андреем) возле магазина, который находится в нескольких метрах от дома старушки. Юрий же давал показания, что около полуночи ему позвонил Сергей Л. и предложил «заработать денег», а встречу назначил в местном парке (это за 2,5 км от места преступления). Один утверждал, что Андрей стоял «на шухере», второй — что тот светил Сергею Л. спичками, когда тот убивал старушку ударом железной трубы по голове.

Со следующими показаниями, которые Сергей и Юрий давали во время воспроизведения на месте убийства, они опять путались, начиная с того, как входили в дом к старушке: один утверждал, что через форточку, другой — что через дверь. Потом Юрий стал говорить, что Андрей якобы подсвечивал Сергею во время нападения телефоном (которого, как потом выяснилось, у него в тот день вообще не было), а сам малолетний убийца уверял, что убивал старушку в полной темноте. Потому, мол, и убил, что темно — норовил якобы ударить трубой по ногам, а попал по голове. Подельники путались практически во всем, что касалось якобы их «помощника» Андрея — от времени до одежды, в которой он якобы был во время совершения преступления.

Причем с самого начала у следствия были показания троих членов семьи П., родителей друга Андрея, которые утверждали, что мальчик пришел к ним в гости в половине восьмого вечера и пробыл до 12 ночи. Мальчишки то занимались в гараже, где был оборудован спортзал, то сидели у компьютера, переустанавливали программу. И домой Андрей пришел почти в то же время, когда якобы помогал убивать невинную старушку.

Но с этими свидетелями, которые вроде как обеспечивали алиби Андрею, у оперативников отношения как-то не сложились, и они провели обыск в доме семьи П., где, говорят, нашли что-то, за хранение чего полагается уголовная ответственность. Задержали и старшего, и младшего П., после чего их показания в отношении Андрея почти полностью изменились — они стали говорить то, что хотели услышать от них сотрудники милиции, но и эти показания существенно разнились. Папа, например, уверял, что напился и не помнит, был ли у них в гостях Андрей, хотя уже много лет не пьет спиртного. В общем, все случилось так, как и уверял родителей Андрея один из правоохранителей: на их просьбу отпустить 17-летнего сына на подписку, поскольку у него есть алиби на время преступления, тот загадочно произнес, мол, «сегодня алиби есть, а завтра не будет». Так и получилось: 4 ноября алиби было — 7-го исчезло.

Да он зоны «грел»…

Два месяца местные опера и следствие бились над убийством старушки, но окончательно запутались в трех «соснах» — в показаниях различных свидетелей и признавшихся участниках преступления. Андрей себя ни в чем виновным не признавал. Тогда правоохранители из крымского милицейского главка сочли их работу неэффективной и забрали дело к себе, хотя джанкойская милиция очень не хотела отдавать материалы. Пошли слухи, что на самом деле в преступлении замешан не Андрей, а кто-то другой, кого малолетки жутко боялись. И не только они. Как рассказали родители Андрея, пришли к начальнику милиции со своими подозрениями относительно виновника убийства (напомним, в Азовском все друг друга знают), но тот только головой покачал: мол, этот мужик серьезный, он целые зоны «грел», и чтобы его обвинять, соберите неопровержимые факты. В общем, сделайте всю работу за ментов.

В главке провели уже свою очную ставку, где участники в очередной раз поменяли показания, при этом Сергей еще раньше признавал, что оговорил Андрея, Юрий на очной ставке сказал, что его с ними не было, а вот кто был третий — он… не знает. К тому времени и члены семьи П. вернулись к первичным показаниям — признали, что Андрей в тот день был у них дома.

Появились странности и в вещественных доказательствах: на спрятанной трубе, которой якобы убивали старушку, не обнаружены следы крови (?). Так, выходит, что и малолетний Сергей Л., который взял убийство на себя, что-то скрывает?

А что тогда говорить о показаниях нескольких свидетелей, которые джанкойские милиционеры явно подгоняли под свою версию — те в один голос рассказывали, что прогуливались ночью возле магазина, где якобы видели, как встречалась троица (Сергей, Юрий и Андрей), готовясь к убийству. Но дело в том, что в тот день в Азовском шел проливной дождь, который обычно уже через полчаса после начала превращает поселок в болото глубиной по колено. Так что же заставило «свидетелей» стоять в непролазном болоте?

Готов признаться

Исходя из данной Андрею в школе характеристики (не слишком положительной) и совершенно путаных и разноречивых показаний «свидетелей», прокурор делает вывод, что 17-летний подросток должен находиться под стражей — дескать, на свободе он может быть опасен. Интересно, кому? Тому загадочному гражданину, что «зоны грел»?

Правда, как стало известно, 14-летний Сергей уже готов назвать того «незнакомца» (для следователей), кто участвовал в преступлении как старший. Но очень боится — во-первых, того, что ему не поверят, а, во-вторых, того, что находящийся на свободе таинственный подельник может расправиться с его семьей. Он волнуется, что у него нет адвоката (а он уже осужден по другому делу за кражу), и поэтому суд может не обратить внимания на его слова.

По слухам, кое-кто уже знает, какой приговор вынесет Джанкойский суд (а дело передали из главка именно туда) — говорят, что осудят все троих, в том числе и Андрея. При этом один из следователей недавно проговорился, имея в виду Андрея: на парня-то ничего нет. А почему же тогда сидит? И почему его обвиняют не просто в участии в преступлении, но именно в его организации? Потому что кто-то загадочный уже купил свою свободу?..

Ванда ЯЗВИЦКАЯ
Фото В. Зайцев «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 226 от 5 апреля 2013 года

Читайте также: